Go to channel

Tg: Юлия Витязева

51
Вот я просто уверен – Лия Меджидовна шла к этой роли всю жизнь. И мечтала о ней. Даже тогда, когда играла бойкую, модную, но некрасивую секретаршу Верочку в «Служебном романе». Вся актёрская жизнь Лия Меджидовны Ахеджаковой, в итоге уместилась всего в одну роль. И эта роль – она сама. Та, которой она стала уже давно. Выжившая из ума старуха-кликуша, которая строит из себя чуть ли не совесть нации, охотно защищает всяческих террористов и убийц, при этом, как метко заметил великий Валентин Гафт – «всегда играя одинаково». То она плачет по Савченко, то по Сенцову, но вряд ли, если спросить её сейчас, кто это такие, поражённый старческой деменцией мозг справится с такой задачей. Да и не важно. Ведь для Лии Меджидовны стёрлась грань между театром и реальностью. А ещё, стёрлась грань между совестью и бессовестностью. Говорят, что когда Господь хочет наказать, он лишает разума. Лию Меджидовна лишена вообще всего, что делает человека человеком. Вроде две ноги, две руки и голова, но внутри – что-то мерзкое и отвратительное, с запахом гнили. Кто-то может меня упрекнуть в неуважении к старой женщине. Ладно, упрекайте, но она это заслужила. И чёрт с ним, что она постоянно поддерживает каких-то конченных упырей. Она перешла последнюю грань. Её монолог на могиле ветерана в спектакле «Первый хлеб» - это уже за пределом. И как ни странно – именно тут Ахеджакова и есть настоящая. Злобная, спятившая старуха, которые выказывает свои претензии тому, благодаря кому она вообще живёт на свете. Высказывает мерзко, оскорбляя уже умершего человека. Спасибо, Лия Меджидовна, что наконец-то полностью раскрыли свой истинный облик. По поводу вас и так ни у кого не было иллюзий, но заключительный аккорд вы сыграли громко и отчётливо. Хорошо бы, чтоб все услышали. И удивительно, что режиссёр всего этого адского шабаша – некто Бениамин Коц, человек, явно принадлежащий тому народу, который сейчас вообще существует на свете именно благодаря таким вот ветеранам, на могилы которых плюёт Лия Меджидовна. Очень надеюсь, что к театру «Современник» появятся вопросы. Потому что уже надоело. «Первый хлеб» - это какой-то фулл хаус, тут тебе и ЛГБТ-повесточка, и оскорбление памяти Великой Отечественной войны. Просто мечта оппозиционного творческого интеллигента. Только почему эта мечта осуществляется на государственные деньги?