Go to channel

Tg: Юлия Витязева

69
Смотрим каждый вечер новости, Гремания и Бельгия сильно пострадали от наводнения, сотни погибших, тысячи пропавших, инфраструктура в клочья... Жуть... Когда я была совсем маленькой девочкой, наш городок в Ферганской долине сильно пострадал от селя, потоки мутной бурлящей воды, с выкорчеванными деревьями, огромными валунами, останками разрушенных по ходу движения селя домов и прочим мусором, сметали все на своем пути. Папа, как внештатный хирург ГСС (горно-спасательная служба, городок был шахтерский), в кабине огромного КАМАЗа, нагруженного бетонными плитами, чтобы его не смыло потоком, ездил по окрестностям, помогая вылавливать отдельных счастливцев. Жуть... Но то было советское время в советской стране, последствия ликвидировали за пару месяцев, пострадавших детей всех отправили в Артек и Орленок, благо было начало лета, все отмыли и отстроили, как будто никакого селя и не было. И вот смотрю я на благополучную богатую Европу и понять не могу, как же так получилось, что со всеми муниципальными службами и прочими прелестями орднунга и сытости, так много оказалось пострадавших и просто погибших? Почему, к примеру, не менее разрушительное наводнение в Крыму было ликвидировано практически без жертв, а здесь количество погибших исчисляется сотнями, пропавших тысячами? Как в какой-нибудь заштатной африканской стране. Не готовы оказались или как? Людей жалко, показывают их в репортажах, растерянных, сконфуженных, не до конца отдающих себе отчет в том, что случилось. А политики, вместо того, чтобы заниматься своими странами и своими людьми, все внешних врагов ищут. И что характерно, российские либеральные медиа по поводу провалов муниципальных и федеральных служб все той же благополучной Германи и не менее благополучной Бельгии, молчат, как воды в рот набрали. Представляю, сколько бы вони нам пришлось перенести, если бы что-либо, пусть даже отдаленно подобное, произошло в России... Люсинэ Аветян, Великобритания