Go to channel

Tg: Юлия Витязева

66
Однажды 77 лет назад 17 июля 1944 года, по Москве провели колонну в 57 640 немцев (включая 21 генерала), взятых в плен в Белоруссии в рамках операции "Багратион", уничтожившей группу армий "Центр". Это тоже было запланировано заранее как операция, получившая название "Большой вальс" (по имени американского музыкального фильма, выпущенного в 1938 году). Для москвичей это неожиданное шествие явилось сюрпризом: оно готовилось втайне, и было внезапным. Одной из целей "Большого вальса" было продемонстрировать миру, насколько успешно недавнее советское наступление в Белоруссии. Пленных заранее разместили на Московском ипподроме - нужны были большие пространства. Каждый прошёл медицинский осмотр: раненых и измождённых не взяли, требовались люди, способные идти нормально. Привезли воды, но не рассчитали - ее было достаточно напиться, но мало, чтобы умыться и привести себя в порядок: посему вермахт на фото вышел щетинистый, запылённый и грязный. Немецким солдатам и офицерам раздали усиленный паёк - вдоволь хлеба, кашу со свиным салом. В 11 утра 17 июля пленные вышли на улицы Москвы - построенные в отряды по 600 человек в соответствии с воинскими званиями. Немцы вели себя дисциплинированно, и подчинялись приказам. Первая группа шла 2 часа 25 минут по маршруту - Ленинградское шоссе-улица Горького-площадь Маяковского по Садово-Каретной и т.д. до 1-й Мещанской. Вторая - по Садовому кольцу до станции "Канатчиково". Охраняли колонну войска НКВД, за ними следовали поливальные машины, и это была символика - мы очищаем землю от фашизма. Ну, имелся и практический смысл - у некоторых пленных после усиленного пайка желудки оказались не готовы, и они весь день страдали диареей. К 7 вечера шествие завершилось: гитлеровцев дружно погрузили в заранее подготовленные вагоны и отправили в лагеря для военнопленных. Четырём офицерам вермахта по причине жаркой погоды стало плохо, и им оказали (согласно отчёту) медпомощь. Среди вермахта была и колонна французских добровольцев, воевавших на стороне Гитлера. Завидев французского же генерала Эрнеста Пети, они стали кричать - "Да здравствует Франция! Мы не хотели, нас заставили!". На это Пети ответил - "Вы мерзавцы и предатели. Кто не хотел, тот был с нами". Моя бабушка как жительница Москвы (ей тогда было 19 лет) тоже тогда вышла смотреть на шествие. Как она рассказывала мне в девяностых - "злобы на них не было...они выглядели так ничтожно, и глаза прятали, не смотрели на нас...трудно было поверить, что эти же люди собирались в 41-м по Москве промаршировать...идут, головы вжали в плечи". Оглядывались в основном полковники и генералы. Как сказал потом один из них - мы думали, Москва вся лежит в руинах, люфтваффе её уничтожило, а тут люди живут. Судьба этих генералов в колонне сложилась довольно-таки по-разному. Комендант Курска Гаман и комендант Могилера Эрмансдорф были повешены за военные преступления, генерал Мюллер стал офицером армии ГДР и убежденным антифашистом, генерал Фелькерс умер в плену, генерал Гольвитцер был осужден советским судом, и вернулся в Германию в 1955 году. Берия потом доложил Сталину, что агрессии среди жителей Москвы по отношению к немцам было мало. Лишь крики "Смерть Гитлеру!", и "Смерть фашизму!". Камнями в пленных никто не кидал, и никто не пытался их ударить. Охрана НКВД заранее была предупреждена, чтобы пресекать подобные действия, но их не последовало. Народ у нас всё же отходчивый и добрый. Георгий Зотов