Go to channel

Шапокляк

320
25 сентября, близкие, друзья и коллеги простились с главой СУ СКР Прикамья Сергеем Сарапульцевым. Он покончил с собой. На прощание вдова произнесла длинную речь, из которой становится многое понятно: "Последние три года ему было тяжело, очень тяжело. Я его всегда старалась поддержать и неоднократно говорила: «Серёжа, может, надо уйти, освободи место кому-то, если он этого хочет». У него эта работа... Он мне говорил, что у него «сердце сейчас разорвётся». Когда он это говорил, я всегда пыталась сменить тему. А вот на этой неделе он так не говорил. Он сказал мне, что всё хорошо прошло. Он пришёл абсолютно другим Сергеем. Каким-то поникшим, с маленькими плечами, хотя он спортивный мужчина, мне он сказал: «Прости меня». Господи, я минут на 20 позже пришла. Если бы я раньше пришла, я бы не допустила этого. Мне не нужны ни эти звания, ни деньги — мне нужен он. Я его очень люблю. Такой порядочный, честный человек. Вы знаете, каким он был порядочным. У нас таких не очень любят.... На этой неделе я его не видела с понедельника по среду. За три дня он спал шесть часов. Пишут, что он это сделал ради меня... Не надо так говорить. (Плачет.) Мы бы с ним справились, я его просила уйти на пенсию, всё бы было хорошо. Я даже никогда не могла подумать, что останусь одна. Он нас безумно любил. То, что пишут такое — это бред! У нас была хорошая дружная семья. А бытовые проблемы есть у всех. Он был сильный, что-то сломалось у него внутри. Видимо, он уже не смог. Это с ним что-то сделали. Я вам скажу, иногда на него были такие наезды, его просто добило. Но он как раз не сдался. Я сожалею, что он так сделал. Я была за ним как за стеной, и эта стена непробиваемая. Он всегда меня мог защитить, спрятать, обнять. А сейчас такой стены нет. Мне сейчас пишут его коллеги. Пишут из Иркутска, где он работал. Они вспоминают, как провожали его сюда. Оказывается, он их обучил, как работать. В последнее время он в себя, что ли, уходил. Он мне говорил: «Я, наверно, умру от этого всего, что на меня навалилось. У меня уже нет сил». Я ему говорила: «Серёжа, мы справимся, всё будет хорошо. Давай ты уйдешь на пенсию». Он был всегда и везде со своими ребятами. Он не сидел в кабинете, закрывшись. Он всегда выезжал первым. Я не знаю, как без него жить. Я, видимо, давно хотела это всё рассказать, мне легче стало. Мы в последнее время мало виделись, просто его почти не было дома. Он был на службе. Он до последнего служил. И это последнее событие, которое случилось, это всё наложилось, нервы, это не должно было случиться, это не он. Это как будто кто-то ему сказал. Потому что он даже записку написал, он просил Бога простить его. Мне ничего не оставил", - цитирует вдову https://59.ru/text/incidents/2021/09/20/70145906/